Пётр или история одной свадьбы.


Пётр или история одной свадьбы.

Воспоминания как порванные бусы, потянешь за один конец и бусины посыпятся, цветным дождём стуча по полу, напоминая о давно прошедших событиях.

Это был конец августа, наверное лет 15 или чуть больше, я шёл по городу Краснодар наслаждался, тёплым днем и думал, что жизнь прекрасна и нехватает, для полноты картины, небольшого праздника. И вот как только эта мысль пронеслась в голове, как нос к носу вернее мне в грудь уткнулся носом, а нос был приличного размера, совершенно косматый и нелепый человек. Иван, закричал человек, вот тебя мне и надо. Пётр, узнал я, и даже не удивился тому, что я ему нужен. Пётр был человеком деятельным, попадал в разные истории, причём в большей части, был сам инициатором этих историй. А ещё Пётр считал меня своим лучшим другом, хотя его практически не знал, и пересекались мы очень редко. Считать меня лучшим другом он стал с той поры, когда я встал на его защиту, в момент начала физического притеснения от бритоголовых его национальной гордости. Пётр был еврей.

Вань, Галка выходит замуж, свадьба в Горячем, от нашей компании только Ты, Я и вот эти два урода, он махнул рукой неизвестном направлении, поехали. После этих слов он потащил меня к дороге. Не удобно как-то без подарка, пытался отказаться я, но в душе был рад такому событию. Подарок есть он в машине, Галка заценит, я у бабки своей ценную книжицу прихватил. Бабка у Петра была зажиточной старухой, и её дом больше напоминал музей во время эвакуации, когда часть экспонатов уже упаковали, а что делать с остальными ещё не решили. Пётр довел меня до машины, да это она легендарная Ока, машина, как и её хозяин попала в разные истории, но каждый раз возвращалась в строй. В машине сидели, как выразился Пётр, два урода, и в чем-то он был прав, это были ортодоксальные неформалы, избравшие нелёгкий путь анархизма и революции. Худые, в странных футболках, рваных джинсах и с длинными, до плеч волосами. Один спал, другой сидел, читал книгу, жёлтую, старую и без обложки. Читал с интересом, поднял голову, кивнул и опустил голову дальше читать. Откуда у Петра машина, даже такая, трудно было себе представить. На сидении, лежала увесистая книга, по размеру похожая на маленькое надгробие. Подарок сказал Пётр, и достав из кармана серую бумагу ловко завернул книгу, упаковал.

Поехали. Петр болтал не переставая, пассажиры сзади один читал, другой спал.

Для ну Галка, не помнишь? Соседка, она рядом жила, родители её поехали на север за деньгами и сгинули, старший брат тюрьме, так она и жила с бабкой, Галка с нами не тусила, он же ещё ребёнок, тебя дядя Ваня называла, приходила к нам, когда мы собирались.

Я постепенно стал вспоминать, вспомнил худенькую девчонку с большим речными глазами и длинными до пояса косичками, она сидела потихоньку в углу, слушала наши разговоры и внимательно смотрела, как птица, как галчонок.

Приехали. Лето, юг, август, Горячий, почти курортный город, полон отдыхающих, в воздухе витает атмосфера праздника и безделья.

Подъехали к загсу. Родственники мужа, Село приехало, буркнул Пётр.

Да село, крупные мясистые женщины и ещё крупнее мужчины, красные от солнца лица и тяжёлые от работы руки. Они разбогатели, их родственник, председатель колхоза удачно приватизировал колхоз, и теперь они хозяева жизни. Эти факты Пётр сообщил мне на ухо.

Загс. Молодожёны. Галка, я узнал её, она выросла, по-прежнему очень худая и тонкая, волосы короткие, глаза большие и влажные. Ой не нравится мне эта свадьба, добром дело не кончится, подумал я. Расписались, вечный огонь, букеты. Ресторан. Обычная свадьба, сельская, и стол праздничный был тому подтверждение. Стол ломился, стол был полон как Вавилон, за этим столом небольшая африканская деревня в 200 человек могла питаться около месяца. На свадьбе было около 50 селян и они почти сразу все съели, а выпили ещё быстрее. Официанты бегали как на пожаре, блюда менялись как в калейдоскопе, самогон запивали шампанским, женщины требовали танцев, мужчины драки и при этом мужчины и женщины посматривал на меня. Пётр танцевал с сельской пышногрудой блондинкой, и так крепко прижимался к её груди, что его практически не было видно среди этих мощных грудей.

Неформалы исчезли ещё в загсе, почувствовали неладное.

Невеста подошла ко мне. Дядя Ваня как хорошо, что вы приехали, спасите меня, украдите меня как невесту, не могу я здесь больше. Легко, ответил я, спускайся на первый этаж в женский туалет, жди, сейчас подойду. И только Галка покинула зал ресторана, ко мне подошёл, отец жениха. Большое тело облаченное в белую рубашку, галстук и чёрные штаны, именно штаны, а не брюки. Типичная личность председателя колхоза, Путь Ильича, 200 центнерОв с гектара и все такое. Слушай Ванек, начал он. Я его невежливо перебил в начале его речи, речь его пахла самогоном и огурцами. Уважаемый, я вам не Ванек совсем даже, а ещё одна такая пьяная выхода, откушу нос, вот так. Взял руками котлету из тарелки, откусил половину, одну половину отдал председателю в руки, вторую выплюнул на тарелку. После таких манипуляций резво покинул ресторанный зал и когда уже бежал по лестнице на первый этаж в женский туалет, услышал дикий вой за спиной. Вой был жуткий, это председатель вызывал к своим родным провести расправу...

Дальше события идут с космической скорость.

Дверь женского туалета, забегаю, Галка ждёт меня, разбиваем окно стулом, и совершено фантастическим образом не поранившись об осколки покидаем ресторан, выбираемся на аллею и бежим. Ах, как красиво мы бежали, особенно Галка, смуглая, в белом платье невесты, босиком, не бежать же на каблуках, звезды над нами, сосны вдоль аллее приветливо машут ветвями. Редкие, припозднившиеся прохожие и отдыхающие вежливо уступают нам дорогу. Сзади настающий шум, похоже на сход лавины, это погоня, бежит родня мужа, извергая проклятия и обещания, сделать с нами разные неприятные вещи. И вот сквозь этот комок тел, со скрипом и шумом разбитого стекла вылетает Ока. Потеряв по дороге зеркала и задних фар стекла, она с трудом вырвалась вперёд погони и догнала нас. Тот кто хоть раз видел автомобиль Ока, скажет, что ехать быстро этот вид транспорта не может, и также быстро погрузить в него пассажиров то же невозможно, но у нас получается, получилось.

Куда едем, по-деловому спросил Пётр. На вокзал, ответила Галка.

Вокзал, проходящий поезд, сели без билетов. Сейчас заплатим, сказала Галка проводнице, купе свободное есть? И так по деловому, что проводница разу её послушалась, провела к свободному купе и даже сказала, сейчас чай и постель принесу. Я выхожу на следующей, сказал я.

Галка из недр свадебного платья вынула пухлый конверт с деньгами, свадебный подарок, пояснила она и улыбнулась. Принесли чай. Мы выпили на прощание, и на следующей остановке я вышел. Поезд унёс в тёплую ночь августа Петра и Галку, на прощание прогудел и исчез.

Дождался первой электрички, сел, поехал в Краснодар. По дороге смотрел в окно на пустые поля, на мелькающие столбы и думал, может побег со свадьбы, это был ещё один причудливы план Петра.

Это ещё не конец истории.