Библиотека

Почти мистическая история. Рассказанная мне близким другом и поэтому считаю её подлинной и настоящей. Записано с его слов.


Ты спрашиваешь меня где я пропадал это лето, почему не было меня видно. Да со мной приключилась весьма интересная история, с трудом удалось её завершить. Помнишь весной я искал работу, любую творческую работу. И вот случайно в кафе познакомился с девушкой, да да, я вижу твою улыбку, ты прав, я всегда случайно знакомлюсь с девушками в кафе. Причина знакомства? , она листала изумительной красоты издание по домовой росписи. Насколько я знаток, а такое издание вижу впервые, устоять было сложно, да и девушка была мила и привлекательна. И листала с той самой внимательностью к происходящему, что свойственна умным барышня живущим в глубинке. Познакомились, поговорили, оказывается Мария, ищет художника оформителя в один весьма интересный проект, а это как раз, то что нужно мне. Роспись стен в большой частной библиотеке, достойная оплата, проживание и питание при доме, где находится библиотека, срок любой, до полного выполнения работ. Утром выезжаем. Тут же подписали договор, и даже была предоплата на сборы. Вернулся домой, собрал вещи и как счастливый ребёнок уснул. Утром Мария заехала за мной. Большая, новая, дорогая машина, Мария уже не провинциальная барышня из рассказов Бунина, а уверенная молодая женщина с точными капиталистическими целями. Потом, при более близком знакомстве, мне стало казаться, что у Марии есть сестра близнец Маша, только так можно было объяснить значительные перемены в её поведении. Загадок было много, но чуть позже о них, а сейчас, я еду на работу, на полный пансион, с хорошей оплатой и меня везёт весьма привлекательная молодая женщина.


Ехали долго, много говорили, шутили, за несколько часов поговорили кажется обо всём, но точного понимания, кто Мария и чем она занимается я так и не узнал. Проголодались, остановились перекусить в придорожном кафе. После обеда сон меня предательски меня увёл из приятного общения. Проснулся уже при въезде на место работы и жилья. Местность не знакомая, и тут я понял, что на все мои вопросы куда мы едем я тоже мне получил ответа. Первая мысль, Италия, настолько величественное и добротное было здание, ухоженная территория, настолько все было продумано и совершенно без современной тенденции "дорого богато". Безупречный дизайн и стиль во всем, во всех линиях и цветах, кажется даже пчелы летали по заранее заданной и просчитанной траектории. Сам дом, где библиотека, больше напоминал небольшой дворец наркобарона из испанского сериала. Дом Мария покажет потом, а сейчас провела в гостевой домик, где мне предстояло жить. Домиком это было назвать с большой условностью, мини гостиница вернее. Я буду жить на втором этаже, окна в сад, в небольшом номер из двух комнат. Шикарно, только одна мысль. В доме оказалось уже живут мама и бабушка Марии, их не оказалось дома, вечером нас познакомят. И мы пошли в дом, снова перемены с Марией, она снова милая барышня из провинции, и радостно сообщает, что этот дом построил их отец, он сейчас в отъезде, длительная командировка по бизнесу, и они в доме пока не живут, так как ещё не закончены отделочные работы. Вошли в дом, почему-то мне показалось, что должен стоять дворецкий на входе, но его не было, вообще людей кроме меня и Маши не было. Следов отделочных работ я тоже не увидел, чистота, пустота и накрытая чехлами мебель. Пройдя через дом, или как говорят любимые тобой писатели, через череду мрачных и пустынных комнат, лишённых каких либо признаков жизни, мы попали в библиотеку. Совершенно пустое помещение. Окон нет. Две двери. Мария, снова она, сказала, что через дом больше ходить нельзя, вот дверь она выходит в сад, вот ключ от двери, все нужные инструменты и краски в прихожей. Приступайте, вот примерный эскиз, что мы, как заказчики желаем видеть, до вечера. Закрыла дверь в дом, открыла дверь в сад, и ушла.


Вот она радость свободного творчества, ограниченного лишь не очень сложным эскизом. Полутени идущих людей, зверей, птиц, одним словом весь мир в движении слева на право, мягко переходящий фигуры одна в другую, цвет серый, графит, уголь, очень похоже на работу очень широким карандашом. И я начал работать, увлёкся и потерял ход времени, пока резко не зазвенел колокольчик, да обычный такой золотого металла колокольчик над выходом, я почему-то сразу понял, пора на ужин.

Мне ещё по дороге Маша, Мария предупредила, что работа строго в отведённое время. Придя в номер немного был удивлён или неприятно удивлён вернее, все мои вещи аккуратно положили в шкаф, даже зубную щётку поставили в стаканчик в ванной комнате. Это пожалуй первое неприятное чувство возникшее в этом доме. Впоследствии какой бы беспорядок я не оставлял в номере, по возвращению все было идеально, чисто, и даже мои грязные вещи исчезали и возвращались чистыми и поглаженными, чего я давно, в смысле поглаженные вещи, не испытывал в своей жизни. Ужин и знакомство. Мама Марии, оказалась статной, зрелой, как принято говорить сейчас женщиной, тёплая, сухая, сильная рука задержал мою на немного больше, чем казалось нужно и её серые глаза так внимательно и долго посмотрели в мои, и плотные крупные губы слегка улыбнулись, и мне стало немного не по себе, я же как ты помнишь, женщин не опасаюсь, даже напротив, но тут, почувствовал себя маленьким мальчиком, которого могут наказать и мне захотелось быть наказанным. Мариана, сказала она, мягким, обволакивающим голосом, такой голос может быть у мед.сестры, что в детстве больно берет кровь из пальца. Немного потерявшись от такого знакомства, я в легком смятении приступил к знакомству с бабушкой, звали её Мария и какое-то труднопроизносимое и не менее трудно запоминаемые отчество, одним словом в моём списке имен она стала бабушка Маша, да и не общались мы с ней все время пока я там был, она была полуживой скульптурой, появлялась к столу, смотрела на меня выцветшими серыми глазами и беззвучно шевелила губами. Старуха тоже протянула мне руку для знакомства, рука её была холодна и мертва, вот ты помнишь как выглядит лапа черепахи на ощупь, то же самое ощущение. Ужин, я всегда любил поесть, и особенно когда весь день в дороге и в работе.


Ужин был красив, как картинка в инстаграм, про правильное питание, тонкие ломтики сыра, грамм наверное 50 всего на большой тарелке, кашка, именно кашка, в мисочке напротив меня, какие тонкие полупрозрачные печеньки, и многое другое красивое, но явно не сытное, все одним словом мало представляло настоящий плотный ужин для молодого мужчины, понятно почему надолго уехал папа, от такой еды точно сбежишь, ехидно подумал я, и Мариана в тот-же момент строго взглянула на меня, словно я сказал вслух свою мысль. За столом шла светская беседа, Мариана и Мария прямо держали спину, бабушка кажется уснула, я усиленно пытался пополнить запас калорий поглощая полувоздушные блюда за столом. Ужин закончился бокалом вина, от куда и как появилась бутылка вина я не заметил и даже удивился. Впоследствии я перестал удивляться внезапным появлениям и исчезновениям разных предметов. Мария, покажи наш сад гостю, почти как приказ прозвучал голос Марианы. И мы пошли гулять. Прогулка. Ужин закончен, и по жанру, да уже тогда у меня появилось первое чувство нереальности происходящего, полагается прогулка по парку. Мы вышли, в парк, бесконечные аллеи уходящие в сумерки, лучами расходились из центра, где был дом и гостевой домик. Мы пошли, казалось вот прелестное стечение обстоятельств, вечер, романтично шумят деревья в тёмной высоте неба, идёшь с милой девушкой, да как только вышли на прогулку, это снова была Маша, но разговор и тем более прогулка не задались, я ужасно захотел спать, была ли тому виной усталость за день, или бокал вина, но я буквально засыпал на ходу, и чем дальше мы отходили от дома, тем сильней хотелось спать. Ты устал, пошли в дом, сказала Маша, и я весьма поспешно согласился. Как я оказалась в постели и уснул, помню смутно, так бывает когда сильно переберешь с алкоголем, но не бокала же вина как сегодня.


Проснулся рано, лучи солнца светили прямо в лицо, хотя мне кажется я задергивал шторы. На спинке стула моя рабочая одежда, чистая и поглаженная. М-да, единственное, что мог подумать я. Спустился к завтраку, женщины сидели за столом, прямо идеалистическая картина для фильма о прекрасной и давно ушедшей эпохи, три женщины, каждая красивая в своём возрасте, за красиво накрытым столом, луч солнца подсвечивает пар исходящий из стакана с чаем, конечно да стакан в подстаканнике, хрустящий хлеб и масло со слезой, стоп, стоп, точно помню картинку подобную, видел в сети, один в один, у какого известного фотографа. И ещё, мне показалось, что они либо только замолчали при виде меня, либо только начали беседу, подчёркнуто новую беседу, понятную мне. Завтрак, лёгкий завтрак, Мария поддерживает разговор, Марина властно говорит, бабушка Маша смотрит на происходящее, как старое животное, в том смысле, явно не понимает где она и кто эти люди. За все три месяца, пока я был там, три месяца, какой ужасно большой срок, как он прошёл, и что делал день за днем я не могу дать полного отчёта. Да про бабушку, за все три месяца, пока я был там, лишь однажды она говорила, когда произнесла свое имя и отчество, и всё. Сидела, смотрела, беззвучно шевелила губами. Мы позовём Вас на обед, сказала Марина, тем самым показывая, что завтрак окончен.


Работа, как обычно, оставил я вчера все в лёгком беспорядке, но ты поймёшь, поработал и оставил все как есть, что бы утром продолжить. Но кто-то навёл порядок, да такой, что меня немного смутило, и самое главное разложил все так, что можно делать красивую фотографию о рабочем месте художника. Работа увлекла меня, время до обеда незаметно кануло в вечность. Звонок оторвал меня от работы резко, я вздрогнул. Черт, как звонит, может есть другой способ оповещать меня. Обед, все повторилось. Светская беседа, об искусстве и жизни, краткий рассказ о музее в Праге, рассказ очень похожий, на точный пересказ статью из любого журнала про путешествия. Бабушка молчит, стол идеально накрыт, все так похоже на декорации, все немного неестественно, ну не может борщ по цвету сочетаться со скатертью и столовые приборы, не должны так симметрично лежать на столе. Чувство, что перед моим приходом тут бегала группа оформителей. И тут же поймал строгий взгляд Марианы, блин, она что мысли читает. Спросил, а кто всё это готовил, на что получил, ответ в виде вопроса, Вам, что-то не понравилось, и с интонацией, ешь молча и не спрашивай. Хорошо подумал я, но было действительно вкусно, и всё же где тут кухня, где прислуга, хочется узнать.


После обеда Мариана пошла со мной в библиотеку, шла рядом, слегка касаясь меня бедром, и это меня как мужчину взволновало, она тут же посмотрела на меня и улыбнулась, мне стало не по себе, настолько очевидно говорила улыбка, что захочу, то и сделаю с тобой. В библиотеке, Мариана, взяла карандаш и прямо на стене, на ещё неоконченной работе, внесла поправки, причём действительно это были мои недочёты, тем самым дав понять, что в художественном ремесле она понимает и разбирается. Продолжайте, выдохнула она прямо в меня. И ушла. Что это было, я в недоумении, сидел минут пять, смотрел на стену, а из головы не уходили лёгкие касания её бедра и улыбка. Взял кисть в руки, работа лечит любые проблемы и заботы. На ужин снова резкий звонок выхватил меня из работы, стал продумывать, как его отключить, встал на стремянку и увидел, что колокольчик просто висит на крючке, над дверью, и что нет видимых проводов, что бы он начинал звенеть. Ещё одна загадка. Загадки, ты же знаешь как мне нравятся загадки, что бы подумать, размыслить, дойти до сути, а тут, ну звенит, ну колокольчик, ну без проводов, да и ладно, и я пошёл на ужин. Всё было снова красиво, изысканно, старуха шевелила губами беззвучно губами Мария и Мариана, учтиво вели беседу, появилось чувство, что повтор вчерашнего ужина с небольшими изменениями. Бокал вина, предложение погулять как приказ. Снова я иду с девушкой по саду, и снова меня клонит в сон. Нет ты не можешь представить, что бы я гулял по саду, вечером с девушкой и меня клонило в сон, это либо это не я, либо я болен неизвестной болезнью. Шли говорили, о чём-то, о чем не помню, шли прямо не сворачивая, кроны деревьев образовали тёмный тоннель, потом деревья стали не так густы и вы вышли к гостевому домику ровно в том же месте, откуда ушли. У дверей стояла Мариана и пристально смотрела на нас, сладкая и властная улыбка была на её лице. Последние шаги до постели не помню.


На следующее утро, все повторилось, солнце, чистая одежда на стуле, картинный завтрак, работа, обед, ужин, прогулка, сон. И меня это совсем не пугало, что я человек пытливый, любящий перемены и бегущий от любой рутины и постоянства, спокойно принял данную мне роль, и послушно её исполнял. В чем тут причина, мне неясно и по сей день. Прошла неделя, другая, тщательно работал, детали, оттенки и движение, всё как указывал Мариана, она раз в неделю приходила и вносила поправки, и я безропотно её слушался. Я становился спокойным и ровным, без суеты и желаний, как очень старый и усталый человек, и меня это не беспокоило., Не всегда конечно происходило гладко и по сценарию этого дома. Как раз за ужином, я сам не давая отчёта взял бутылку и налил себе один бокал, второй, Мариана и Мария с удивлением и снисхождением смотрели на меня, в тот день гулять я не пошёл, я встал из-за стола и проснулся утром в своей постели. И только за завтраком, глянул на большие часы с календарём понял, что спал два дня, или мне показалось. Забыл тебе сказать, что с современной техникой и электроникой в доме было туго, вернее её совсем не было. Телефон я выключил как только приехали, условие договора, да. И больше не было видно каких либо признаков современной жизни. Не веришь, как я мог работать без музыки и уснуть не посидев в соц.сетях. А так было. Второй случай когда немного вышла жизнь из обычного русла. Неделю, а может месяц после случая с вином, и почему я его послушно пил каждый вечер не спрашивай, мне наливала Марина, смотрела в глаза и подымала свой бокал, я послушно следовал за ней. Так вот, второй случай не по сценарию. Прогулка. Как я уже говорил о двойственности Маши-Марии, то гулял я всегда с Машей, гуляли и говорили, первое время меня немного смущали разговоры, тут сложно описать чувство, одним словом, чувствовалось, что разговоры строятся по какой схеме, примерно как в сетевом бизнесе при работе с клиентом, и был я клиент и со мной работают. И в этот вечер разговор был без схемы, мы просто говорили, и уже возле дома, когда сумеречная тень дерева укрыла нас от взора Марианы, стоявшей у двери дома, Маша крепко сжала мою руку, повернулась ко мне лицом, сказала, как мне тебя жаль, и поцеловала, это пробудило меня от сонливости после ужина, но не на долго, раздался в полумраке голос Марианы, Ребята вы где? Дальше было, как обычно, поднялся в свой номер, и уже уходя в сон, слышал голоса людей, Маши и Марианы, и ещё чей-то голос, о чем говорили не понял, но разговор был раздраженный. И тут сон окончательно меня победил. Ты наверное подумал, что вот сейчас, я очнулся, хлопнул дверью и ушёл и ещё перед уходом переспал с дочкой и мамой, а в библиотеке нарисовал на стенах концептуально смелое. И ты ошибаешься мой друг.


Утром я проснулся, как обычно, прошёл весь день, потом ещё один, Маши больше не было, была Мария, все разговоры за столом и во время прогулок, как белый шум, как радио соседей за стеной, есть звук, понятны слова, но смысла нет. Я полностью погрузился в работу, настолько сильно и много я ещё не работал, и кажется больше не буду, точно сказать что вышло в итоге не могу, это больше похоже на замедленную съёмку жизни, жизни всего сущего на земле, когда в каждый момент происходит жизнь и смерть, и этот момент настолько огромен, что нет возможности охватить весь масштаб, даже маленький отрезок, тысячная часть секунды в нашем восприятии будет длиться годы. Тень. Наверное так можно назвать мою работу. Я жил работой все это время. Потерял счёт времени, перестал думать, полностью отстранился от всего, вернее меня отстранили, и это было правильно, ибо иначе результат работы был бы иной.

Я сильно уставал, было порой чувство, что иногда я спал по несколько дней не просыпаясь, это было видно по краске, ибо вчерашняя краска сильно отличается от позавчерашней. Я перестал бриться, и смотреться по утрам в зеркало, у меня просто не было сил и желания, и лишь дойдя до работы, я начинал лишь там, начинал жить. В августе раньше чем обычно пошли дожди. В последние дни? Недели? Всё было покрыто слоем воды, даже сам воздух источал влагу, и это было нужно, я добавлял в уже оконченную работу состояние воды, все существа, люди, звери двигались по воде, передать не просто мокрую кожу и шерсть, передать озноб и напряжение от бесконечной долгой дороги по воде. Помню последний день работы, пришли Мария и Мариана, долго шли вдоль стены, и чувство, что они часть росписи, не покидало меня, и было не понять, где рисунок, где живые люди. И я упал без сил на пол. Очнулся у себя в номере в постели, солнце уже не светило прямо мне в лицо, в саду стали видны первые признаки скорой осени. Лето прошло, а я так и не съездил на море, подумалось мне, и это была первая мысль, первая за последнее время, не ставшим уже привычным обычным ватное состояние, а мысль, чёткая и ясная. Спустился вниз к столу. Был обед, дамы сидели как обычно изображая картинку из глянцевого журнала. Мария сказала, вы с сегодняшнего дня свободны, работа окончена, после обеда отвезут вас домой. Оплата за работу и небольшая премия поступит на вас счёт по возвращению. Спасибо. Снова лёгкая, почти из пенопласта еда, как я вообще этим питался три месяца, подумалось мне, и радостно отметил, о я снова могу думать.


Машина, дорога, в придорожном кафе купил себе большой кофе и какой-то чудовищно жареный пирожок, вот настоящий вкус жизни. И уже в машине понял, я устал и уснул. Уже вечером, возле дома сухо и почти официально попрощался с Марией, и спросил у неё, а где Маша, ответа не получил, лишь взгляд в глубину меня и улыбку матери. Моя квартира встретила меня немного душным и затхлым воздухом, открыл все окна, принял ванну, сходил в магазин, купил какой-то еды, поел перед включённым ноутбуком и уснул. Последующую неделю этим и занимался. Но ещё не все. Каждую ночь мне снится библиотека, и я не могу взять кисть, карандаш в руки, мне становится страшно, я снова вижу то, что я создал. Хочется все забыть, хочется светлых чувств и лёгкости, но каждый вечер после ужина меня тянет гулять и дикая усталость клонит в сон.... На этом мой друг окончил рассказ и взгляд его стал пустым и печальным, как у безнадёжно больного человека. На следующий день я пришёл к нему, долго стучал в дверь, звонил. Ответа не получил. Больше мы с ним не виделись...

1 просмотр0 комментариев